Четверть инвестиций в Россию приходится на страны-члены ЕАЭС

Четверть инвестиций в Россию приходится на страны-члены ЕАЭС

Президент Общероссийской общественной организации «Инвестиционная Россия» Станислав Аранович поделился с ЕКЦ своими размышлениями об инвестиционном климате в России и странах Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и дал рекомендации для развития совместных проектов в Евразии.

С какими вопросами инвестиционного финансирования проектов обращаются члены организации?

К нам поступают, в основном, вопросы, касающиеся привлечения инвестиций: где взять финансирование, как привлечь инвестора, как оценивать инвестиционные проекты и т.д. Стоит отметить, что наша общественная организация «Инвестиционная Россия» и создавалась для помощи в этом.

У нас есть собственная платформа для коммуникации между проектами и потенциальными инвесторами – это единая база инвестиционных проектов РФ, в которую члены и партнеры нашей организации заносят все проекты, которым нужно финансирование. На сегодняшний день в базе уже свыше 1000 проектов, которые доступны всем членам организации – это огромный массив для работы. Более 3000 подписчиков получают рассылку о каждом новом проекте в базе — и это все члены «Инвестиционной России». Сейчас разрабатываем систему предварительной экспертной оценки проектов, чтобы сортировать наших участников в зависимости от степени проработки, и систему рейтингов для муниципалитетов – это все реакция на запросы, которые мы получаем от членов организации.

Вопросы у бизнеса и государственных структур в чем-то схожи, но все-таки фокус разный: если бизнес заинтересован, в первую очередь, в поиске инвесторов для своих проектов, то госструктуры активно взаимодействуют с нами по вопросам развития территории в целом, ознакомления с «лучшими практиками» инвестиционных проектов, обращаются за помощью в разработке региональных стратегий.

Тестовым регионом для проработки модели практического взаимодействия бизнеса и власти у нас является Сургутский район. С органами регионального госуправления там складывается достаточно плотное и, самое главное, продуктивное взаимодействие. В этом году команда представителей муниципалитета Сургутского района прилетела на нашу ежегодную конференцию для обсуждения и проработки стратегии региона и уехала с практическими рабочими рекомендациями от членов «Инвестиционной России». Так как в состав нашей общественной организации входят предприниматели, эксперты в областях, связанных с развитием бизнеса, отраслевые эксперты, инвесторы, представители государственных структур, то любые совместные обсуждения дают практический результат для каждой стороны, выстраивается диалог бизнеса и власти, идет обмен опытом.

Кроме того, в активе «Инвестиционной России» — подписанные соглашения о сотрудничестве с более, чем 150 инвестфондами, ассоциациями, банками фондами поддержки и прочими институтами развития, что дает возможность любому проекту в короткие сроки попасть в поле зрения потенциальных инвесторов. Развитие российской экономики путем увеличения количества успешно реализованных инвестиционных проектов на территории страны — для нас это не лозунг, а задача, которую мы ежедневно решаем.

Какие барьеры для ведения бизнеса между странами ЕАЭС вы могли бы назвать, и как, на ваш взгляд, их можно преодолеть?

Первый очевидный барьер — это отсутствие финансовых гарантий у сторон в начале сотрудничества. Частая ситуация: бизнес видит перспективы взаимодействия и готов начать сотрудничество, но нет истории взаимодействия, зато есть особенности законодательства, разная ментальность, и это становится проблемой и стопором для ведения бизнеса. Cторонам нужно договориться о финансовых условиях поставки, и тут начинаются сложности, так как одна сторона не хочет делать первую поставку без предоплаты, вторая не хочет делать предоплату, так как есть риск не получить товар или он может поступить с нарушением сроков или требований по качеству.

Банки, безусловно, предоставляют финансовые инструменты и выступают гарантами в таких ситуациях, но чтобы получить банковскую гарантию надо пройти процедуру соответствия, а это по разным причинам не у всех получается. И складывается ситуация, когда интерес к сотрудничеству есть, но оно не начинается из-за барьеров. Тут возможное решение – это предоставление гарантий бизнесу третьей стороной, которой вполне могут стать органы и организации, работающие под эгидой ЕАЭС. Получилось бы всем хорошо – и ЕАЭС расширил зону преференций для бизнеса стран-участников, и бизнес бы получил механизм поддержки для реализации совместных проектов и сотрудничества.

Еще могу назвать проблему — это отсутствие единой базы предпринимателей, которая бы позволила выполнить проверку контрагентов на предмет надежности и прочих показателей. Это касается и бизнеса, и инвесторов. Cейчас каждый обходится своими ресурсами и проверяет потенциальных партнеров как может. Кто-то использует информационные ресурсы, знаю лично предпринимателей, кто через свои связи в силовых структурах пытается справки наводить. Мы же внутри «Инвестиционной России» пользуемся ресурсами нашей сети — наша организация присутствует в 28 странах и 63 регионах РФ. И здесь могла бы быть неоценима помощь структур, осуществляющих интеграционные процессы: можно создать единый реестр бизнеса для всех стран ЕАЭС. Это была бы реальная помощь бизнесу и другим участникам рынка в предупреждении взаимодействия с мошенниками или недобросовестными участниками рынка

Можно еще отметить сложности, возникающие из-за разночтений или разницы законодательства стран участников союза в части таможенных требований. Вначале это ведет к увеличению сроков обсуждений, затем — к увеличению сроков поставок и, как следствие, смещению сроков проектов. В итоге, фактические показатели реализации инвестиционных проектов ухудшаются, а в некоторых случаях проекты останавливаются или замораживаются, если они выходят за показатели эффективности. Ну а если инвестором выступает государство, то, скорее всего, будет не остановка проекта, а невыполнение целевых показателей по срокам и экономике. Тут все взаимосвязано, эффективная инвестиция — это эффективность при планировании и эффективность при реализации — одно без другого не приведет к получению запланированного инвестором результата.

Какова доля инвестиций в Россию со стороны стран-членов ЕАЭС?

Мы пока не вывели собственную аналитику, но недавно я ознакомился с информационной сводкой Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР) на этот счет, и если смотреть их цифры, то накопленный объем прямых инвестиций в Россию со стороны стран, входящих в ЕАЭС – достиг в 2016 году – $5 млрд, а весь объем прямых инвестиций в Россию в 2016 году составил $19 млрд. По данным ЮНКТАД, на долю инвестиций из стран членов ЕАЭС приходится 26,3 % от всего объема инвестиций – это ¼ часть. И это говорит о том, что ¼ инвестиций в Россию попадают в поле Евразийского экономического союза.

Как торговое соглашение помогает инвестициям и развитию совместного бизнеса? Как бы вы охарактеризовали динамику притока инвестиций до и после создания ЕАЭС?

С точки зрения инвестиций, все пункты соглашения ведут к снижению затратной части инвестиционных проектов, уменьшению сроков, расширениям рынков сбыта, и, как следствие, к улучшению показателей окупаемости инвестиций, ну а в широком смысле – к повышению привлекательности территорий, входящих в Евразийский экономический союз. И подтверждением того, что торговое соглашение уже дало реальные результаты является статистика.

По данным ЦИИ ЕАБР в 2016 г. накопленные взаимные прямые инвестиции между странами, входящими в ЕАЭС, выросли на 15,9% до $26,8 млрд. С 2013 по 2015 г. их объем снижался.

ЮНКТАД в своем докладе представил аналитику, согласно которой приток прямых иностранных инвестиций в переходные экономики вырос на 38% — до $52 млрд. Это в значительной степени отражается в удвоении их притока в Казахстан (с $4 до $8,1 млрд), а также в увеличении в Российской Федерации на 62% (с $12 до $19 млрд).

Конечно, нельзя утверждать на 100%, что основную роль сыграло развитие территорий в рамках ЕАЭС, но на фоне санкций Запада и геополитических событий последнего года можно предположить, что торговые соглашения свой вклад в улучшение показателей внесли.

У «Инвестиционной России» есть представительства в странах ЕАЭС. Расскажите о специфике работы инвесторов в разных странах ЕАЭС.

Организационная модель «Инвестиционной России» во всех точках присутствия одинакова: это и доступ к информации и возможностям организации, и задачи, и функции руководителей представительств, и единое информационное пространство для членов организации. Что касается инвесторов в разных странах ЕАЭС, то основное различие состоит в режиме благоприятствования инвесторам. На уровне стран играют роль политические и геополитические факторы, а также законодательная защищенность инвесторов. Тут все зависит от макроэкономической политики государства, действий руководства страны. И это понятно.

Но если мы смотрим на практические примеры взаимодействия инвесторов с бизнесом или бизнеса с бизнесом, то, зачастую, принятие решений основывается на том, получилось ли выстроить отношения с местной администрацией, и насколько региональные власти готовы к поддержке инвестора не на словах, а на практике, есть ли отлаженная система взаимодействия с инвеcтором. Имеет значение общий репутационный фон региона, конкретные представители бизнеса, с которыми осуществляется сотрудничество.

Так что я бы говорил не о специфике работы инвесторов в разных странах ЕАЭС, а о разной степени готовности регионов к приходу инвесторов. Инвестор – это, в первую очередь, бизнесмен, который заинтересован в наиболее эффективном решении задач, стоящих перед ним. И тут главное не мешать и помогать.

Ваши рекомендации по улучшению инвестиционного климата в странах ЕАЭС?

Когда мы говорим об инвестициях, мы говорим, в первую очередь о рисках: о рисках при планировании, о рисках при реализации, рисках внешних и внутренних воздействий. Чем лучше инвестор умеет предсказать или защитить от этих рисков свой проект, тем больше вероятность успеха. И то, что может сделать Россия и страны-участники ЕАЭС для улучшения инвестиционного климата – это помочь инвестору уменьшить его риски, а это подразумевает предсказуемое законодательство, прозрачность сроков принятия решений, предсказуемость политики Центробанка Это не изменится за один день, но положительное движение по этим направлениям даст сигнал потенциальным инвесторам, что мы работаем над улучшениями.


Другие Новости: