Единый рынок лекарственных средств и медицинских изделий ЕАЭС – шаг к повышению прозрачности деятельности регуляторов

Единый рынок лекарственных средств и медицинских изделий ЕАЭС – шаг к повышению прозрачности деятельности регуляторов

Владимир ШИПКОВ, исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM), в интервью директору ЕКЦ Алексею Пилько отметил преимущества функционирования единого рынка лекарственных препаратов как для бизнеса, так и населения стран ЕАЭС.

Алексей Пилько: Дайте вашу оценку единого рынка лекарственных средств и медицинских изделий ЕАЭС. Почему его запуск идет так тяжело и затянулся? Что мешает созданию этого первого общего рынка на территории ЕАЭС?

Владимир Шипков: Единый рынок лекарственных средств и медицинских изделий – это первый ребенок в рамках процесса евразийской интеграции, который инициировали президенты наших стран. Хочется надеяться, что он хоть и дается с трудом, но все же очень долгожданный, демонстрирует верность и актуальность политического решения, которое неизбежно принесет положительные результаты для населения стран, проживающих на территории государств-членов ЕАЭС.

Европейское сообщество десятилетиями шло к интеграции, не имея прецедентов, эволюционируя, может быть, более естественно. Мы прошли этот путь мере, по крайней мере с точки зрения выработки документов, необходимых для запуска этого рынка, гораздо быстрее – за 2-3 года.

Президенты поставили перед государствами ЕАЭС очень амбициозную задачу, и все участники обязаны обеспечить не менее амбициозное исполнение этого политического решения, которое зафиксировано в соответствующих межгосударственных договорах, ратифицированных парламентами, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Самая главная задача сейчас заключается в том, чтобы именно регуляторы государств-членов продемонстрировали дополнительную волю к исполнению принятых решений в рамках права Союза, так как здесь мы видим некоторое замедление с точки зрения обеспечения правоприменения.

И это замедление обескураживает на фоне подтвержденного желания бизнеса работать по правилам и праву Евразийского экономического союза. В этом заинтересован фармацевтический бизнес всех государств-членов. И в данном случае я имею основания говорить от лица фармацевтического сообщества, поскольку мы с самого начала как Ассоциация (Ассоциация международных фармацевтических производителей – AIPM, – прим. ред) участвуем в процессе обсуждения этого вопроса на уровне выработки документов и обсуждения подходов к правоприменению. Более того, ранее в этом году мы создали зонтичное объединение – Евразийский фармацевтический альянс, который насчитывает свыше 150 членов, главным образом, производителей международной индустрии, работающих в Российской Федерации, Республике Беларусь, Республике Казахстан и Республике Армения.

Мы считаем, что созданы все предпосылки для того, чтобы в день проведения IV Евразийского экономического конгресса, 6 декабря этого года, проинформировать и президентов, и правительства, и общественность, и бизнес, сделать достоянием гласности населения стран-членов ЕАЭС, что единый рынок запущен, и поданы первые заявки на экспертизу и регистрацию препаратов в соответствии с общесоюзными правилами. Это очень важно, поскольку я искренне верю, что значение единого рынка некоторыми нынешними регуляторами еще не понято.

А.П.: При наличии высшей политической воли на уровне глав государств, что стало причиной замедления в создании этого единого рынка? Есть серьезные системные игроки, которые оказывают противодействие процессу? Или всему виной бюрократия?

В.Ш.: Нет системных игроков, которые бы боялись, препятствовали или возражали. Таких нет или, по крайней мере, я таких не знаю. Бизнес готов, в том числе со стороны крупных системных игроков, работать по правилам Евразийского экономического союза. Речь идет о, возможно, психологической, профессиональной, бюрократической неготовности и инерции регуляторов, которые должны раздвинуть границы своей ответственности до уровня обеспечения большей прозрачности, в том числе, перед регуляторами других стран Союза.

Может быть, они также несколько опасаются возникновения конкуренции между регуляторами. Сейчас регуляторы отвечают по сути только перед собой и не дают пояснений, почему принимают, например, вопросы. Это очень перспективная и правильная система. И она, отрицательное решение по тому или иному вопросу. Теперь же они должны объяснить своим коллегам - другим регуляторам стран-членов, на каком основании они приняли такое решение. Это, безусловно, бо́льшая прозрачность, бо́льшая ответственность, конкурентоспособность, и, я бы сказал, бо́льшая легитимность. Более того, на случай, если будут разные мнения у регуляторов, предусмотрена арбитражная платформа, на которой регуляторы между собой выясняют безусловно, будет минимизировать риски попадания на рынки наших стран препаратов, которые не отвечают современным требованиям.

АП: Соответственно бизнесу это выгодно, потому что больше возможности отстоять свою точку зрения…

ВШ: Я бы сказал, не только бизнесу это выгодно, это выгодно потребителю, потому что у него будет повышаться доверие, когда оценка дана не одним, а пятью разными регуляторами. Они независимо друг от друга дают оценку – заслуживает препарат обращения на рынке или не заслуживает. В рамках единого рынка ЕАЭС не будет массового принципа «голосуем единогласно». Какая-то отдельная страна скажет, что не видит оснований для обращения того или иного препарата не своем рынке, это будет очень серьезный сигнал.

АП: Вы рассказали про Евразийский фармацевтический альянс. Объясните, пожалуйста, цель создания, что это будет за структура, о ее деятельности?

ВШ: Мы на этапе становления этого объединения. На мой взгляд, символично уже само название – альянс, который предполагает интеграцию, а не какое-то обособление, противопоставление кому-то. Основатели этого объединения исходят из того, что двери для присоединения к альянсу открыты широкому спектру стейкхолдеров, не только производителям. Потому что, по нашему концептуальному представлению, в будущем Альянс может объединить и других участников фармацевтического рынка, которые, так или иначе, имеют отношение к лекарственным препаратам – это и дистрибуторы, и аптеки, и аптечные сети, и перевозчики, и возможно, даже таможенные брокеры. Но пока мы решили начать наше объединение с производителей международных фармацевтических компаний, которые оперируют на территории государств.

Изначально наша индустрия закладывает весьма высокие требования в отношении соблюдения прав интеллектуальной собственности и этических принципов. И мы предлагаем объединиться тем ассоциациям и компаниям, которые разделают наши подходы к принципам этического ведения бизнеса.

Мы ставим цивилизованное ведение бизнеса как сверхамбициозную задачу. Надеемся, что некие нормы саморегулирования, которые берет на себя бизнес дополнительно к требованиям законодательства, по нашему представлению, позволят, обеспечивая дополнительные условия к участнику, не каждому претендовать на вступление.

Сейчас Альянс не имеет какого бы то ни было юридического закрепления. Возможно, это будет в будущем, пока у нас нет цели заниматься ускоренным строительством этого Альянса. Мы продекларировали создание Альянса совместным заявлением руководителей соответствующих ассоциаций, которые проповедует цели этического ведения бизнеса, и сейчас видим желание присоединиться к альянсу со стороны новых профессиональных объединений и приветствуем это.

Другие Новости: