В ЕАЭС растет интерес к инвестированию в криптоактивы

В ЕАЭС растет интерес к инвестированию в криптоактивы

Спикер секции «Революция блокчейна: как цифровые технологии меняют экономику?» партнер АБ Линия Права Вадим Конюшкевич дал интервью ЕКЦ. Поговорили о правовых аспектах инвестирования в ICO, о росте этого рынка и о рисках, связанных с технологиями блокчейна.

На IV Евразийском экономическом конгрессе в рамках секции «Революция блокчейн: как цифровые технологии меняют экономику?» вы выступите с докладом «Преодоление правовых рисков инвестирования в ICO». Расскажите, насколько ICO популярны в странах – членах ЕАЭС? С чем вы сталкивались в своей практике?

Мировой рынок ICOстремительно развивается. По оценкам экспертов, его общий объем вырос с $26 млн до $1,3 млрд в первой половине 2017 года. В странах–членах ЕАЭС можно наблюдать возрастающий интерес к инвестированию в криптоактивы. Примечательно, что в России объем средств, привлеченных в рамках различных ICO, уже сейчас вдвое превысил объемы «традиционных» венчурных инвестиций за прошлый год.

Вместе с тем эта динамика вызывает закономерные опасения по поводу надежности таких инвестиций и рисков повторения «МММ» или иных известных истории экономических пузырей. Основная проблема здесь связана с тем, что в большинстве стран мира (включая Россию и другие страны ЕАЭС) эмиссия токенов не регулируется с правовой точки зрения. Привлекаются огромные средства в обмен на обещания, закрепленные в так называемом whitepaper, который сходен с проспектом ценных бумаг, но, в отличие от последнего, его исполнимость не контролируется регулятором. Так же остро стоит вопрос ответственности организаторов ICO перед инвесторами, особенно в ситуациях, когда выпуск токенов осуществляется не через юридическое лицо, а через автономную децентрализованную организацию (например, TheDao). Именно поэтому сейчас многие страны мира находятся в процессе формирования регулирования ICO, которое, с одной стороны, защитило бы инвесторов, а с другой стороны, не отпугнуло организаторов размещения токенов.

Еще одной тенденцией является то, что организаторы ICO, среди которых много наших соотечественников, все чаще предпочитают уходить в иностранные юрисдикции. Зачастую это связано не столько с благоприятным правовым режимом, сколько с тем, что в конкретной выбранной стране уже существует какая-то определенность по поводу криптовалют и ICO. Даже приравнивание ICOк первичному размещению ценных бумаг (IPO) в некоторых юрисдикциях (США, Сингапур и т. п.) может стимулировать рынок законных и добросовестных эмиссий токенов ввиду появления правовой определенности в данной стране. В России и странах ЕАЭС ключевым препятствием для развития этого рынка является отсутствие правовой квалификации криптовалюты, криптокошельков и токенов в качестве объектов гражданских прав. С этим связаны сложности правильного учета криптоактивов на балансе организации, вопросы налогообложения операций с ними и дохода, полученного в ходе ICOили продажи/перепродажи токенов.

Весь рынок ICOсейчас пристально следит за развитием нормативного регулирования в мире. С учетом того что сейчас многие государства вступили в гонку развития законодательства, позволяющего решить обозначенные проблемы, очевидно, что наибольший экономический эффект от рынка ICOполучат те страны, где это законодательство и благоприятная инфраструктура сформируются раньше.

Блокчейн завоевывает популярность якобы благодаря своей надежности. А случались ли судебные разбирательства, которые были вызваны использованием этой технологии?

Действительно, в саму идею данной технологии заложен принцип надежности, обеспечиваемый, с одной стороны, децентрализованностью сети, а с другой стороны, необходимостью консенсуса более половины участников сети для валидации хранимой в ней информации. Однако при использовании даже самой совершенной технологии нельзя исключать человеческий фактор. Например, в сети блокчейн может быть выпущено существенное программное обновление, которое часть участников установит, а часть нет. В таком случае возможно появление двух ответвлений сети, действующих параллельно (хардфоркBitcoinи появление BitcoinCash).

Подспорьем надежности технологии также является растущая активность хакеров в этой сфере. Защищенность блокчейна может быть нивелирована незащищенностью криптографических (электронных) ключей или хранилищ таких ключей. В качестве примера можно привести обанкротившуюся японскую биржу Mt.Gox: в результате атаки в 2011 году со счетов ее клиентов пропало биткоинов на сумму, эквивалентную $8,75 млн. Проект The DAO (один из первых крупнейших ICO) в 2016 году подвергся хакерской атаке, и у инвесторов было украдено более $60 млн. По итогам расследования этого дела Комиссия по ценным бумагам и биржам США сделала вывод о возможности применения законодательства о ценных бумагах к токенам, размещаемым в ходе ICO.

Многие споры и разбирательства связаны с недобросовестностью самих организаторов ICO. Совсем недавно в США было возбуждено уголовное дело в отношении проектов RECoin и Diamond, в рамках которых распространялись токены, якобы обеспеченные недвижимостью и драгоценными камнями. Также идет расследование по делу биржи BTC-E, некоторым фигурантам которого уже предъявлено обвинение в «отмывании» денежных средств.

Какие есть проблемные правовые моменты, связанные с этой технологией? Что предприятия, в том числе в странах ЕАЭС, должны учитывать при введении в правовое поле инструментов с технологией блокчейн?

Как было отмечено ранее, основные трудности связаны с отсутствием актуальной нормативной базы, признающей криптоактивы в качестве объектов права. Неопределенность в отношении правового и налогового режима криптовалют и различных цифровых активов – токенов и коинов – приводит к тому, что часть процесса ICOпроисходит вне правового поля – в «серой» зоне. А это влечет повышенные риски как для инвесторов, так и для организаторов.

С этим также связаны практические сложности проведения сделок с токенами или их обмена на официальную валюту, так называемые «фиатные» деньги. Даже при полном соблюдении требований налогового и валютного законодательства при такой конвертации банк может отказать в проведении операции или запросить документы о происхождении денежных средств, поскольку такие операции расцениваются как подозрительные в силу «антиотмывочного» законодательства.

При этом трудно себе представить правовое регулирование самого блокчейна как технологии. Поэтому предприятия уже сейчас могут опробовать на практике некоторые преимущества этого технического решения, например, при организации внутреннего документооборота или построении реестров хранения данных. 


Другие Новости: